Благовест. Из истории колоколов

Для православного человека храм Божий и колокольный звон — неразделимые понятия. Древняя русская традиция — снимать шапку, когда звонят колокола — говорит о том, что православный люд с большим благоговением относился к звону, который, по сути дела, представляет собой особый вид молитвы. Только эта молитва — благовест — начинается ещё задолго до богослужения, и её слышно за многие километры от храма. И как церковное пение пересекается с молитвами священника, так и православный звон символизирует важные моменты службы. И уж никакой крестный ход не обходится без колокольного звона.

Из истории колоколов

Колокол имеет очень интересную историю. Колокольчики, которые больше походили на бубенцы, были известны еще до Рождества Христова. Их носили на национальных костюмах во многих странах. Например, в древнем Израиле первосвященни­ки украшали свои одежды маленькими колокольчиками, которые являлись отличительными знаками определенных чинов.

Израильские археологи в 2011 году среди развалин вблизи Старого города нашли крошечный золотой колокольчик, оброненный кем-то в Иерусалиме около 2000 лет назад. Как полагают, колокольчик служил украшением, пришитым на одежду некого высокопоставленного чиновника

Как му­зыкальный инструмент определенной канонической формы колокол появился к III веку. История его возникновения связана с именем святителя Павлина Милостивого, епископа Ноланского, память которого мы празднуем 5 февраля (23 января по ст. ст.). Жил он в итальянской провинции Кампана. Однажды возвращаясь домой после обхо­да своей паствы, он сильно притомился, прилег в поле и увидел во сне, как Ангел Божий играл на полевых колокольчиках. Это видение его настолько поразило, что он, по прибытии в свой го­род, попросил ремесленника изготовить ему из железа колокольчики наподобие тех, что видел во сне. Когда они были сделаны, оказалось, что у них было очень хорошее звучание. С тех пор на­чали изготавливать колокольчики самой разной формы и разме­ров, которые впоследствии увеличивались и привели к появле­нию церковных колоколов.

Святитель Павлин, епископ Ноланский. Икона

Изначально колокола отливали из самых разных металлов, но с течением времени сложился наиболее подходящий состав, который используется и сейчас: колокольная бронза (80% ме­ди и 20% олова). При таком составе звук у колокола получает­ся звонкий и певучий. Размеры колокола постепенно возраста­ли. Это было связано, в первую очередь, с мастерством колокололитейщиков. Процесс литья усложнялся и совершен­ствовался. Интересно отметить, что когда колокола перелива­ли, обязательно увеличивался их вес. Это связано с тем, что медь при переплавке теряет свои свойства, а олово выгорает, поэтому при каждой переплавке приходилось добавлять чис­той меди и олова, что увеличивало вес колокола как минимум на 20%.

А переливать колокола приходилось, поскольку у них тоже есть свой срок службы — обычно 100-200 лет. Срок служ­бы колокола зависит от многого: от качества литья, от звона­рей, от того, как аккуратно с колоколом обращаются. Большое количество колоколов разбилось только потому, что звонари не знали, как правильно звонить. И разбивались они чаше все­го в зимнее время — на морозе металл становится более хруп­ким, а в великий праздник так хочется позвонить погромче, вдарить в колокол посильнее!

Три жизни царь-колокола

Переливка колокола была таким же знаменательным событи­ем, как и отлитие нового. Ему часто давали новое имя, вешали на новое место, а если колокольня не позволяла, строили отдель­ную звонницу. Большие колокола лили прямо у храма, потому что их транспортировка была порой еще более сложной, чем са­ма отливка и поднятие на колокольню.

Московский Царь-колокол, можно сказать, имел несколько жизней. В 1652 году царь Алексей Михайлович повелел отлить самый большой в мире «Успенский» колокол (первый наш Царь-колокол) весом 8000 пудов (128 тонн), который в 1654 году был подвешен и вскоре разбит. В 1655 году из него отлили «Большой Успенский» колокол (второй Царь-колокол) весом 10000 пудов (160 тонн). Он был подвешен в 1668 году на специально построенной звоннице, но во время пожара в 1701 году и этот колокол разбился.

В 1734-1735 годах завершила эпопею Царь-колоколов Анна Иоанновна, отлив колокол в 12000 пудов (около 200 тонн). Для дальнейшей очистки колокол подняли на деревянные стро­пила. Предполагалось построить для него специальную коло­кольню, так как он не влезал ни на колокольню Ивана Великого, ни на Успенскую звонницу.

Колокольня Ивана Великого и купола Успенского собора

Но вскоре в Кремле случился силь­ный пожар, и деревянная конструкция, на которой висел коло­кол, загорелась, колокол рухнул в яму. Испугавшись, что упав­шие на колокол горящие дрова могут его расплавить, народ стал поливать его водой. А после пожара обнаружилось, что от коло­кола отвалился кусок весом 11 тонн. Что послужило расколу ко­локола — его падение в яму (основание которой было каменис­тое) или температурные перепады при его поливании водой —неизвестно. Так ни разу и не позвонив, Царь-колокол пролежал в земле более ста лет. В 1836 году при Николае I Царь-колокол был поднят из земли и поставлен в Кремле на постамент, спро­ектированный итальянским инженером-ученым Монферраном.

Царь-колокол — памятник русского литейного искусства XVIII века

Способы колокольного звона

Способов колокольного звона, характерных для нашей стра­ны, два: очепной и язычный. Особенность первого состоит в том, что колокол накрепко монтируют в подвижную ось, к кото­рой прикреплен рычаг (очеп) с привязанной к нему веревкой. Звонарь стоит на земле и тянет за нее, равномерно раскачивая колокол. Язык при этом остается свободным. При очепном способе звона можно использовать неболь­шие колокола. Если же вес колоколов достаточно большой, сис­тема их крепления усложняется, а большие нагрузки приводят к быстрому износу подвижных частей, а также разрушению са­мих стен колокольни.

Когда при царе Борисе Годунове отлили колокол в 1500 пу­дов (около 24 тонн) и подвесили его на специально построенной для этого звоннице, то чтобы раскачать его понадобилось сто че­ловек.

Колокольный завод Николая Шувалова в г. Тутаеве (Ярославская область)

Звонница

Колокола на звоннице делятся на три группы: благовестники (самые тяжелые), которые управляются через педаль, а при очень большом весе второй человек раскачивает язык; ползвонные (средние по весу), которые соединены системой перетяжек с пультом управления и приводятся в действие левой рукой; зазвонные (самые маленькие), в которые обычно звонят трель пра­вой рукой.

Существует четыре вида православного звона: благовест (равномерные удары в самый большой колокол), перебор (пооче­редно ударяют в каждый колокол по одному разу от малого к большому, а затем во все сразу — удар «во вся», и так несколь­ко серий), перезвон (несколько серий поочередных однократных ударов в каждый колокол от большого к малому, затем — «во вся»), трезвон (самый богатый по ритму и композиции звон, в ко­тором задействованы все три группы колоколов). Перед началом богослужения положен благовест, затем трезвон, по окончании службы — трезвон. Благовест призывает христиан к богослуже­нию, а трезвон символизирует радость празднуемого события. Перебор положен во время похорон и символизирует собой жизнь человека: звук малых колоколов означает детство челове­ка и по возрастающей — его взросление, после чего удар «во вся» символизирует обрыв жизни. Перезвон (от большого к малому) символизирует истощение Христа во время крестных страданий, удар «во вся» символизирует Его крестную смерть. Перезвон по­ложен один раз в году — в Великий четверг вечером на выносе плащаницы.

Колокольный звон применялся на Руси не только во время празднования церковных служб. Колокола использовали для созывания народа на вече, оповещения об опасности или ненастье (пожар и т.д.), указания дороги заблудившимся путникам (ночью, в метель) или морякам (если храм стоял недалеко от моря), при­зыва на защиту Родины, при отправлении войска на войну, пра­зднования побед.

Полюбив колокольный звон, народ связывал с ним все свои торжественные и печальные события. Считалось, что колокол имеет какую-то чудесную силу, и его нередко отождествляли с живым существом. Об этом говорят и названия его основных ча­стей: язык, уши, маточник, плечо, тулово (или юбка). Интересно отметить, что в иностранных языках основные части колокола не имеют таких «живых» названий. Например, в английском или французском, язык называется ударником (молотком), маточник с ушами — короной, тулово и плечо — скатом.

Примерный вид колокола и его основные части

Влияние колокольного звона на человека ещё очень мало изучено, но точно известно, что звон даже с физической точки зрения полезен для здоровья, так как исходящий от него (но неслышимый) ультразвук очищает воздух от микробов. Недаром в старину при эпидемиях и страшных морах полагалось неустанно звонить в колокола. И было замечено, что в тех сёлах, где была церковь и постоянно звонили в колокола, мор был значительно меньше, чем в тех местах, где не было храма. Колокольный звон может сильно влиять на душевное (психологическое) состояние человека. Ученые связывают это с существованием биорит­мов и резонансных частот для каждого органа. Обычно низкие частоты, характерные для больших колоколов, успокаивают человека, а высокие чаше всего возбуждают. Сегодня даже по­явились специальные методики использования колокольных зво­нов для лечения душевных расстройств. А утверждение о том, что все звонари — глухие, совершенно неправдоподобно. Пооб­щайтесь с любым звонарем со стажем, и он вам наверняка ска­жет, что никаких слуховых расстройств у него не наблюдается.

Русский народ нашел до­стойное выражение церковной идеи колокола в своих могу­чих, торжественных звонах, в своих высоких, своеобразных колокольнях; он любит колокол и почитает его. Это его зна­мя победное, его торжественное пред лицом всего мира ис­поведание лучших и заветнейших его упований, того, что ему всего дороже и священнее, чем он силен и непобедим.